7064f89f

Фомичев Алексей - Пусть Бог Не Вмешивается



АЛЕКСЕЙ ФОМИЧЕВ
ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА
Он скитается из мира в мир — и жаждет вернуться ДОМОЙ, в НАШУ РЕАЛЬНОСТЬ, а вернувшись — мечтает о НОВЫХ ПУТЕШЕСТВИЯХ.
Но теперь он, чудом избежавший гибели в ловушке Периметра и тяжело раненный, попал в мир БЕГЛЕЦОВ и ИЗГНАННИКОВ — ученых, скрывшихся там от тайной полиции Анкивара.
Здесь он узнал НЕВЕРОЯТНОЕ — Земля, как и приютивший его мир, — ПО-ПРЕЖНЕМУ НА ПРИЦЕЛЕ «чужих».
Защищаться — значит просто ТЕРЯТЬ ВРЕМЯ.
Необходимо АТАКОВАТЬ!
Но — КАК?!
...не пожелай зла...
— Что у вас, третий?
— Датчики отмечают повышенный фон излучения в переходной области. Нарастание идет по арифметической прогрессии. Как при работе установки в режиме приема.
— Включите сканирование. Проверьте состояние перехода.
— Сканирование включено. Результат совпадает с показаниями датчиков. Установка фиксирует прием.

К нам кто-то рвется.
— Понял, третий. Я докладываю командору, а вы ждите распоряжений. И приведите к готовности систему «сброса».

Если почувствуете, что это вторжение, — включайте.
— Понял...
Пролог
...Раскаты грома следовали один за другим с размеренностью метронома, заглушая своим грохотом все звуки в радиусе километра. Секунд за пять до очередного удара небо пробивала тонкая извилистая лента молнии, на миг озаряя все вокруг нестерпимо ярким светом. Ливень прогнал с улиц даже полицейские машины, заставив их прервать объезд участков и скрыться в гаражах.
В эту ненастную ночь столица напоминала брошенный после катастрофы город — пустые, освещенные слабым светом улицы, черные коробки зданий и полное отсутствие людей.
И только на восточной окраине неподалеку от огромных корпусов Института сопряженных пространств мелькали несколько десятков закутанных в плащи фигур. То и дело замирая и припадая к земле, они целенаправленно двигались к входу главного корпуса...
...Командир штурмового отряда Дюк Эгенворт бросил короткий взгляд на циферблат часов и оглянулся. За спиной сидели десять человек его группы. Все закутаны в черные непромокаемые плащи. Под ними темно-синяя форма, легкие бронежилеты и нагрудные сумки для боеприпасов.

Под плащами спрятано и оружие — штурмовые карабины, пистолеты, гранаты. Только гранатомет один из бойцов держал в руках, укутав в целлофан. Они терпеливо ждали команды, не обращая внимания на ливень, порывы ветра и грохот грома.
До начала операции оставалось меньше минуты, и Эгенворт очень надеялся, что вторая группа под командованием профессора Стивена Ноурмена вышла на исходный рубеж и тоже ждет, когда часы пробьют половину четвертого.
Уточнить расположение второй группы он не мог. Сам запретил пользоваться средствами связи, зная, что полиция и их коллеги из ГТП прослушивают все радиочастоты и фиксируют любые переговоры. Так что вся надежда на согласованность и точность действий.
При очередной вспышке молнии Эгенворт разглядел входные двери корпуса и про себя отметил, что наружной охраны, обычно проверяющей подступы к зданию, сейчас нет. Не рискнули выходить в такой ливень. На это Эгенворт и рассчитывал, когда выбирал время для операции.

В противном случае их рискованный план мог потерпеть крах в самом начале.
— Время, — сказал он через сорок секунд и дал отмашку.
По его команде бойцы — все до одного ветераны, прослужившие в боевых частях не менее пяти лет, — под прикрытием деревьев и цветочных клумб стали подбираться ближе к зданию.
Когда до цели осталось меньше сорока метров, один из бойцов вскинул тубус гранатомета и взял на прицел двери. Звук выстрела совпал с грох



Назад