7064f89f

Фомичев Сергей - Серая Орда



sf_heroic Сергей Фомичев Серая Орда Первая книга цикла «Мещерские волхвы».
ХIV век. Среди русских княжеств Мещерское стоит особняком. Народу Мещеры хватает своих лесов и земель. Мужчины здесь веселы и сметливы, женщины — красивы и хозяйственны, чародеи — всесильны и скромны, владычицы лесов овды — умны и обворожительны.

Дружно отражает вольный люд нападения кровопийц-вурдов, набеги воровских шаек и вылазки отрядов черных монахов. Костью в горле у Москвы — независимость Мещеры. Она насылает на мирное княжество Серую Орду — таинственное воинство, что губит все живое. Грудью встают на защиту родного края волхв Сокол, царица леса Эрвела, лихой молодец Варунок, и даже вурды сражаются со свирепыми врагами…
ru ru Black Jack FB Tools 2005-12-01 OCR Fenzin F1A94972-E7F1-4086-80B8-ABC7FC995C21 1.0 Фомичев С. Мещерские волхвы. Книга 1. Серая Орда Крылов СПб. 2005 5-9717-0041-3 Сергей Фомичев
Серая Орда
Пролог
Гребцы устало работали вёслами. Давно смолкли их песни, и даже уханье больше не вылетало из пересохших глоток. Верста за верстой двигали они против течения тяжёлый корабль. Сперва вверх по Волге до Нижнего Новгорода, где остановились всего лишь на день, теперь по Оке.

Вот уже месяц пути. Почти без передышки.
На корме, под небольшим навесом, хозяин ладьи ханьский купец Чунай угощал своего гостя и попутчика Варунка, младшего из сыновей мещёрского князя. Угощал чаем, редкой диковинкой не только на Мещере, но и во всех землях окрест.
Облачённый в линялый плащ юноша сидел, скрестив ноги, и изредка касался губами белоглиняной чашки. Он слушал купца. Привычному к ягодным отварам да пиву Варунку, чай не нравился. Слишком горьким и терпким казался напиток, хотя жажду и правда утолял неплохо.

А Чунай, чудак, утверждает, что и усталость чай снимает. Не поверил купцу Варунок, но чашку каждый раз брал, не желая обидеть хозяина.
Тот говорил не переставая. Описывал спутнику свою далёкую родину и страны, что лежат между ней и Мещерой; рассказывал о всяких чудесах, встреченных в странствиях, о брате своём, по имени Чунба, ушедшем в монастырь. За месяц совместной дороги Варунок услышал от купца много занимательного, больше даже чем довелось ему узнать в Сарай-Берке.
Чунай коверкал русские слова то на ордынский лад, то на свой, ханьский. Получалось иногда смешно, но всегда понятно.
— Кинязья не купцы, канечна. Много дома сидят, народ стерегут, города. Слышать больше, чем видеть сами.

Но ты молодой. Встретить ещё не такой…
Раздался глухой треск. Одно из вёсел преломилось и ударило гребца потерявшей тяжесть реки рукоятью. Тот схватился за скулу и, что-то промычав, сполз со скамейки.
К навесу поспешил ладейный старшина.
— Четвёртое весло за два дня теряем, — хмуро сообщил он. — Запасных не осталось больше. В боку течь, парус в лохмотьях. Не дай бог ветер волну поднимет, потонем…
— В Муроме вистанем на три диня, — распорядился Чунай и повернулся к княжичу. — Извини, кинязь. Люди отдых нужен. Ладья починка.

Никак не выходит ви сроки тебя доставать.
— Ничего, — улыбнулся юноша. — От Мурома дорогой пойдём.
— Опасно дорогой, — поцокал купец. — Муромский леса, не дубравушка.
— Я вырос в них, Чунай, доберусь. Князь Юрий не откажет, поможет лошадьми.
— Как зинаешь, кинязь.
Муром показался уже через час. Тепло попрощавшись со всеми, Варунок и сопровождавшие его мечники, соскочили на берег, едва ладья зацепила днищем песок.
— Лучше твой пождать, — опять возразил купец.
— Спешу я, — ответил юноша. — Да тут всего ничего остаётся. Сотни вёрст не будет. Лош



Назад