7064f89f

Фрадкин Борис - Ихтиандр На Час



Борис Захарович Фрадкин
ИХТИАНДР НА ЧАС
1
Над городом, еще не остывшим после вчерашней жары, взошло
солнце. В лучах его вспыхнули золотом окна верхних этажей
политехнического института. Проснулся ветер, зашелестел в
листве подстриженных тополей, шеренгой стоявших вдоль корпу-
са, подхватил и погнал по асфальту старые, брошенные студен-
тами троллейбусные билеты, завертел их, закружил, а наиграв-
шись, принялся ощупывать окна полуподвального этажа - хорошо
ли закрыты. Уже в самом конце здания под его напором вдруг
поддалась створка, сначала медленно, потом стремительно рас-
пахнулась, со звоном ударила по рефлектору на штативе, сто-
явшему на столе и оставленному вчера здесь кем-то из лабо-
рантов.
Опрокинувшись, штатив достал ободком рефлектора до пульта
- большой вертикальной панели с множеством кнопок, тумбле-
ров, сигнальных ламп и измерительных приборов. Ободок сколь-
знул сверху вниз по пульту, зацепился за головку одного из
тумблеров и увлек ее за собой.
Над тумблером тотчас вспыхнула красная сигнальная лампа,
возвестившая о включении системы.
Его Величество СЛУЧАЙ.
Событие, вероятность которого бесконечно мала. Сколько на
свете лабораторий, сколько в них окон? Везде бывает ветер и
всюду может распахнуться окно. Но чтобы вот так опустить ры-
чажок командного тумблерасколько необходимо для этого самых
невероятных совпадений
Однако вот же случается.
Раз в тысячу лет, но, увы, случается...
2
Крышка люка бесшумно скользнула вниз по направляющим па-
зам и с глухим стуком опустилась на гидравлические демпферы.
Тотчас же сработал гидравлический замок. В камере, металли-
ческой коробке длиной в шесть, шириной четыре и высотой око-
ло трех метров, стало настолько темно, что Валентин перестал
различать окружающее. Полированная матрица, которую он выве-
рял, исчезла из поля зрения. Только спустя минуту-две при
слабом свете, едва проникавшем сквозь дюймовый кварцевый
глазок, Валентин смог различить тусклый блеск металла.
- Э! - закричал Валентин. - Что за дурацкие шутки!
И забарабанил кулаком по крышке люка, открыть которую
можно было только извне, нажав одну из кнопок на пульте.
Никто не отозвался. По другую сторону стальных стен камеры
царила тишина, если не считать гула заработавшей насосной
установки.
Пол мелко завибрировал под ногами.
Он еще не хотел верить в нелепость происходящего. Все это
походило на чью-то неумную шутку, и пошутивший, похоже, те-
ряет чувство меры. Но когда из сопла над самым полом ударила
тугая струя воды, он с ужасом начал убеждаться в слепой не-
отвратимости событий. Час ранний, в лаборатории, кроме, не-
го, ни души. К тому же, придя в лабораторию, Валентин замк-
нул за собой двери на ключ.
Самовключение?
Немыслимо! Невероятно!
Между тем струя воды, прямая, отливающая сталью, била в
противоположную стену с такой силой, что скоро вся камера
наполнилась тончайшей водяной пылью, и эта пыль, точно ро-
сой, покрыла одежду, волосы, лицо Валентина, оптиметр, кото-
рый он держал в руке.
Остановившимися глазами глядел Валентин на струю, зная,
что всего сорок минут потребуется ей, чтобы заполнить камеру
по самую крышу.
Но ведь в камере находился он, Валентин!
Дело принимало комический по своей сути и страшный по
возможному исходу оборот. Если в течение ближайших сорока
минут никто не появится в лаборатории...
Но ведь даже появившись, нужно сообразить, что в гидрока-
мере находится человек. Да нет, это просто дикость какая-то!
Захлебнуться в воде, стать ут



Назад