7064f89f

Фрадкин Борис - Потенциал Разряда



Борис Захарович Фрадкин
ПОТЕНЦИАЛ РАЗРЯДА
Глеб Санкин отчаянно боролся со сном и потому не сразу
услышал тревожное гудение зуммера. Взглянув на приборы, он с
изумлением убедился, что отключено высокое напряжение.
Он поспешно снял телефонную трубку.
- В чем дело? - закричал он. - Что случилось?
- У нас ЧП, - отозвался ему спокойный голос дежурного
диспетчера Энергоцентра. - Придется потерпеть до утра.
- Да вы с ума сошли?! Вы сведете на нет всю...
Не пускаясь в объяснения, диспетчер положил трубку. Сна
как не бывало. Тупо глядя на приборы, стрелки которых опус-
тились на нулевые отметки, Глеб прежде всего с грустью поду-
мал о том, что ему уже в который раз не повезло. И на этот
раз, похоже, окончательно: чаша терпения заведующего лабора-
торией доцента Козицкого теперь окажется переполненной, он
предложит Глебу подать заявление об уходе по собственному
желанию. Это неважно, что Глеб ни в чем не виноват. Прежде
получалось так же: стоило ему встать у пульта, как, пожа-
луйста, - то выйдет из строя какой-нибудь блок автоматики,
то окажутся перепутанными провода датчиков, то приборы выда-
дут несусветную ерудну (хотя перед приходов Глеба работали
безукоризненно). Каждая бригада исследователей дипломатично
предпочитала обходиться без услуг Глеба Санкина, приписывая
ему роль "черной кошки".
Что касается Козицкого, то за каждую неполадку он начинал
разнос с Глеба, поскольку у того в это время бывала самая
виноватая физиономия. Страшась, что его заподозрят в чужой
оплошности, Глеб мучительно краснел, прятал глаза и лепетал
в свое оправдание нечто невразумительное, чем приводил Ко-
зицкого в еще большую ярость. Так из инженера-исследователя
Глеб был постепенно низведен до старшего, а затем и просто
рядового лаборанта. Ему бы возмутиться, послать Козицкого ко
всем чертям да уйти из лаборатории. Инженер-электроник, хоть
и зеленый еще, везде нашел бы себе место. Увы, он никак не
мог заставить себя решиться на такой шаг. И не только по
мягкости своего характера. Его удерживало тайное желание
стать свидетелем конечных результатов работ доцента Козицко-
го.
Дошло до того, что Козицкий, поставил его на ночные де-
журства у изотопной установки. В обязанности Глеба входило
сидеть у пульта и не спускать глаз с приборов. И хотя тут
всем управляла автоматика, однако мало ли что могло случить-
ся.
До появления Глеба подле установки ничего не случалось.
За одиннадцать лет непрерывной работы установки производи-
лись лишь профилактические осмотры, но они, разумеется, в
счет не идут.
И вот именно во время дежурства Глеба впервые отключили
высокое напряжение.
Похожая на древнеегипетский саркофаг, окрашенная в ядови-
то-зеленый цвет, установка стояла в небольшом закутке прос-
торного лабораторного зала, обособленно от всего прочего
оборудования.
Через установку двигался непрерывный поток воды. В самой
утробе ее, в сферической камере вода мгновенно обращалась в
пар. Пучок лазерных лучей выхватывал из пара те молекулы во-
ды, атом водорода которых имел массу 4.
Одна такая молекула приходилась на два с половиной милли-
арда обычных протиевых молекул. Под воздействием сверхплот-
ного электрического поля она увлекалась в кварцевый накопи-
тель, небольшой цилиндр, заключенный в сложное нагромождение
катушек и конденсаторов.
За одиннадцать лет непрерывной работы установки в накопи-
теле осело около сорока кубиков уникальной жидкости.
Пятая часть стакана, три глотка за одиннадцать лет!
Современная наука по



Назад