7064f89f

Фрадкин Борис - Световой Торнадо



Борис Захарович Фрадкин
СВЕТОВОЙ ТОРНАДО
Они жили в одном доме. В детстве вместе гоняли мяч во
дворе, учились в одной школе. В один год кончили университе-
ты-Виктор столичный, а Марк в сврем городе, самый что ни на
есть провинциальный. Однако работать начали на одной и той
же кафедре физики в политехническом институте. За последую-
щие четырнадцать лет они обзавелись семьями, еще более сбли-
зились, сообща ездили отдыхать к морю, вместе отмечали
праздники и дни рождения.
Виктор Николаевич Потапов рано располнел, его шевелюра
изрядно поредела, но зато вся его внешность стала солидной,
внушающей почтение. Он защитил кандидатскую диссертацию и
теперь работал над докторской.
Что касается Марка Юрьевича Залесского, шутника и балагу-
ра с постоянной блуждающей улыбкой на смуглом лице, то в нем
и по сей день сохранилось еще много мальчишеского. В первый
же год его работы в институте заведующий кафедрой сказал
ему:
- Диссертацию вы не потянете, Марк Юрьевич. Характер у
вас, знаете, какой-то несерьезный, взбалмошный, что ли. А
тут, знаете ли, надо зубами вгрызаться. Так что не обижай-
тесь, в аспирантуру я вас рекомендовать не стану. Нет смыс-
ла.
Марк пожал плечами, поулыбался виновато.
Так он и остался рядовым преподавателем, безропотно под-
меняя заболевших коллег. Или уехавших на стажировку. Или ос-
вобожденных для доколачивания диссертации. Само собой, он не
освобождался при этом от собственной учебной нагрузки.
И, конечно, никому в голову не. приходило, что эта кафед-
ральная затычка на все случаи жизни болезненно переживает
свое вынужденное топтание на месте. Каждая защищенная на ка-
федре диссертация ранила Марка в самое сердце, ибо в каждую
диссертацию был вложен и его труд - он стеснялся отказывать-
ся, когда его просили помочь в экспериментах, чертить графи-
ки, плакаты, диаграммы. А слушая защиту, вздыхал: многое мог
бы сказать лучше, убедительнее.
И втайне надеялся, что ему все-таки предложат заняться
диссертацией. Вот уж он тогда покажет себя, он тогда развер-
нется! Однако годы шли, а никто ему ничего не предлагал.
Обида горькой оскоминой терзала его честолюбие и, дабы при-
тупить боль, он принимался строить воздушные замки, вообра-
жать себя первооткрывателем, автором блестящих научных тру-
дов. Мальчишеские пустые мечты...
Случилось так, что ему поручили помогать в экспериментах
своему другу Виктору Николаевичу Потапову. Конечно же, он
должен был отказаться, а получилось, будто сам напросился.
По крайней мере, заведующий кафедрой, подбирая Потапову по-
мощников, по-своему истолковал улыбку на лице Марка: видно,
она показалась ему заискивающей и просящей.
...В небольшой комнате с помощью лаборантов установили
творение Виктора - сложнейшую установку для исследования
взаимодействия лазерного луча со сверхплотным электростати-
ческим полем. Основную серию экспериментов Виктор по-дружес-
ки свалил на Марка, сам же появлялся, чтобы забрать резуль-
таты и о помощью того же Марка, обработать их на ЭВМ.
За два года ничего не добились. С тайным удовлетворением
Марк убеждался, что оправдываются его предположения, только
вслух о них помалкивал. Виктор явно сел не в свои сани.
А на третьем году произошло событие, чуть было не пере-
вернувшее всю жизнь Марка. Но... видно уж на роду ему напи-
сано - оставаться неудачником.
Этот день начался обычно: Марк пришел в лабораторию на
час раньше, чтобы подготовить установку к очередному экспе-
рименту. Однако Виктор почему-то задерживалс



Назад