7064f89f

Фрай Максим - Книга Русских Инородных Сказок



child_tale prose_contemporary Макс Фрай Книга русских инородных сказок Жанр сказки продолжает жить, правда сегодня сказки больше рассчитаны на взрослых, чем на детей. В книгу вошли авторские произведения, отобранные известным писателем Максом Фраем и отражающие, по его мнению, современное положение дел в данной области.
ru ru Black Jack Black Jack FB Tools 2005-05-26 OCR BiblioNet C4BE8FDB-D6CA-4CAC-959F-73100583294E 1.0 Фрай М. Книга русских инородных сказок: Антология Амфора 2003 5-94278-400-0 Макс Фрай
КНИГА РУССКИХ ИНОРОДНЫХ СКАЗОК
Антологияпридумал и составил Макс Фрай* ПО ТУ СТОРОНУ *
Рой Аксенов
GODS, EXILED
Старичье в основном сидит в скверике. Собираются там Зевс, Саваоф, Перун и Один. Перун совсем дохленький; он крупно дрожит всем телом и непрерывно кивает, подмаргивая белыми глазами.
Из-под скамейки вылезает крохотный, усохший Сморкл, садится средь стариков и начинает вздыхать, и копаться в носу, и точит слезу, выпрашивая копеечку на бутылку кефира. Один гонит его клюкой, Зевс норовит пнуть ногой, и тогда Сморкл уходит куда-нибудь в иное место; он настолько забыт, что по рассеянности его иногда пускают в те края, откуда он был изгнан прежде всех остальных.
К Зевесу захаживает Гефест. У Гефеста пенсия и орден, и среди этих он смотрится необычайным везунчиком, хотя и ему бывает горестно в своей старой двухкомнатной квартире; жаль только, что от открытого огня он давно разучился плакать, поэтому рыдания его сухи.
Саваоф сохранил больше всех соображения, хотя телом совсем обветшал, и оттого ему особенно мерзко. Два раза к нему приезжала «скорая». Сдохнуть не дадут.

Общество.
Один выжил из ума, его суставы сочатся медом поэзии, который самому ему давно уже не нужен. Локи с ним не здоровается, да и встречаются они редко: Локи все бегает по каким-то делам, хотя у него и на бутылку водки не всегда набирается довольно мелочи.

Тогда он ходит к Гермесу, и тот угощает братушку вином. Гермеса единственного не изгнали; не смогли. Его оказалось неоткуда изгонять.

Гермеса никто не любит, но все поддерживают с ним хорошие отношения.
Бахус дарит ему то самое вино, которым Гермес подпаивает Локи. Сам Бахус где-то в гуще схватки меж ВАО «Союзплодимпорт» и ЗАО «Союзплодоимпорт» — или наоборот? Неважно. Бахус нынче не пьет и почти бросил курить, зато иногда понюхивает кокс. Он вечный зам.

Время его наполовину вышло в дверь, да так и замерло на пороге. Он доволен.
Иисус тренькает на балалайке в подземном, конечно же, переходе. Я не хочу о нем говорить. С ним что-то особенно гадкое произошло.
Аллах работает в нефтяном бизнесе, он моложав и у него есть почти новая «ауди». Он не любит ходить в гости к другим богам, они напоминают ему о потерянном. Водителем у него Таилаиес; как-то вот выдержал, не скуксился.

Быть может, слишком похож на человека был.
Артемида хиппует в Крыму. Ей нельзя сидеть на месте, потому что тогда ее нагоняет раскаяние, а раскаиваться она очень не любит. Ей нет и тридцати, а выглядит на пятьдесят.

Лук пошел на растопку в один из первых же вечеров.
Иногда к Артемиде приезжает Гера. Они тоже плачут.
Кали осталась сумасшедшей стервой. Ей за сорок, а она все промышляет грабежом. И нимало не утратила сноровки в обращении с бечевкой. Брахма пьет, и Кришна пьет тоже. У них импотенция.

Вишну умер два года тому обратно, похоронен на Ваганьковском. Повезло ему, да, повезло.
Астарта носу не кажет из своей коммуналки. У нее нос крючком, подагра и горб. Она практически забыта.
Посейдон ночует на лодочной станции. Сторож иногда угощает его шка



Назад