7064f89f

Фрай Максим - Неуловимый Хабба Хэн



sf_fantasy Макс Фрай Неуловимый Хабба Хэн Некоторые тайны остаются тайнами только потому, что не могут быть высказаны словами: звуки и буквы — неподходящие символы для составления этих магических формул. Иные же тайны — и не тайны вовсе, так, мелкие секреты, зато — чужие.

Личные. Приватные. В повести о неуловимом Магистре по имени Хабба Хэн предостаточно и тех и других тайн. Некоторые будут раскрыты, некоторые — слегка приоткрыты, а некоторые так и останутся тайнами, не доступными нашему пониманию, но сердцу и воображению — вполне.

Почему бы и нет?..
В трактире «Кофейная гуща», что стоит на границе между новорожденной реальностью и нашими снами, появляется сэр Шурф Лонли-Локли. Гость всего один, а сюрпризов — куда больше, чем можно было ожидать. Тайное становится явным, а явное окутывается туманом секретности, мир в очередной раз переворачивается с ног на голову, а значит, все идет по плану.
2005 ru ru Exile doc2fb 2005-12-17 54EE17A2-857B-4984-89C6-A205076BA158 1.1 v 1.1 — дополнительное форматирование OCR Альдебаран
Хроники Ехо. Неуловимый Хабба Хэн Амфора СПб. 2005 5-94278-953-3 Макс Фрай
Неуловимый Хабба Хэн
Истории о старых временах,
иных Мирах и вымышленных существах,
рассказанные, пока варился кофе
* * *
...all these moments will be lost in time...
«Blade Runner» by Ridley ScottНа рассвете Тришу разбудил шум за окном. Ходит кто-то, палой листвой шуршит, ветки трещат — ну и дела! Она немного поворочалась с боку на бок, потом все-таки оделась, шаль на плечи набросила и вышла в сад поглядеть, что там происходит.

Хозяйским, так сказать, глазом. На Франка надежды мало, вряд ли он сейчас дома. Не в его привычках встречать рассвет в собственной спальне.
Ну и хорошо, что вышла. Осталась бы в постели, долго еще прислушивалась бы к шорохам да голову ломала: что там творится? А тут сразу все стало ясно.

Это, оказывается, гость, который Макс, забрел в сад, залез зачем-то на дерево, совсем невысоко, всего в паре метров над землей нашел удобную ветку, расселся там, как в кресле, скрестил руки на груди, глядит в небо, ухмыляется мечтательно, ногами болтает. Живой туман приполз из глубины сада, окутал плечи гостя, как плед, чтобы не замерз человек, не простудился.

Молодец, что тут скажешь? Всегда бы так.
— Уже проснулся? Так рано?
Триша удивлена — слов нет. Разошлись-то сильно за полночь.
— Ага, проснулся, как же! Просто еще не ложился, — объясняет Макс. — Я тебя разбудил, когда на дерево лез? Извини, Триша.

Чему я, наверное, никогда не выучусь, так это бесшумно двигаться.
— Ничего, — отмахивается она. — Разбудил, конечно, но я люблю иногда на рассвете вставать. Поспать потом и днем можно, если захочется. А ты что, вовсе никогда не спишь?
— Ну что ты. Спать — мое основное занятие. Видеть сны и сниться, а больше я толком ничего и не умею, пожалуй, — улыбается он. — Я скоро лягу.

Вот покурю и... Самое милое дело — дрыхнуть до полудня. Или дольше. Пока пинками из постели не погонят.
— Да кто ж тебя погонит? — изумляется Триша. — Спи себе на здоровье сколько влезет.
— Какая ты молодец. Очень правильно рассуждаешь. Все бы так! — вздыхает он.
Помолчали.
Трише ужасно интересно, чем он всю ночь занимался, но она знает, что люди не любят расспросов, ей Франк объяснил. А то бы спросила, конечно. Но Макс сам понял, что она умирает от любопытства, и пришел на помощь.
— Я Джуффина проводил немножко, — говорит.
— А Джуффин все-таки ушел? — всполошилась Триша. — Почему? Разве ему у нас не понравилось?
— Еще как понравилось. Грозился — те



Назад