100% winner Viagra, Credit card/check/offers, Lowest price 7064f89f

Фриче В - От Войны К Революции



В. Фриче
ОТ ВОЙНЫ К РЕВОЛЮЦИИ
I.
Для историка общественности нет сейчас более привлекательной задачи,
как следить на основании публицистической и художественной литературы за
тем, как постепенно из кровавого горнила империалистической войны
зарождался - или вернее возрождался - в огненном ореоле бессмертный феникс
революции.
Таких произведений не только публицистического, но и художественного
характера уже и теперь довольно много во всех странах западного мира.
В настоящей статье мы хотели бы обратить внимание русского читателя,
лишенного возможности читать книги на иностранных языках, на два романа,
где этот процесс смены войны революцией или воинственных устремлений
революционным возмущением изображен особенно и наглядно и художественно.
Оба романа принадлежат писателям с мировым именем.
В одном дан хорошо очерченный тип воинственного империалиста, в другом
- монументальный образ пролетария - большевика. В обоих этих романах не
мало места отведено русской революции, фактору первостепенного
международного значения. В одном из них о России только говорится, во
втором - в конце действие даже происходит в России (на крайнем Севере).
Один из этих романов принадлежит немецкому писателю Келлерману, другой
- американскому писателю Синклеру.
II.
Среди очень многочисленных произведений текущей немецкой литературы,
рисующих рождение революции из политой кровью почвы войны, как
перворазрядный художественный памятник высится "Девятое Ноября"
Келлермана, - роман, написанный таким же отчетливым почерком, с таким же
мастерством, как и его всем известный "Туннель".
Германская империя вступила в пятый год войны. С каждым днем все
мучительнее сказываются ее последствия. Население питается уж только репою
да капустою. Дети родятся без ногтей на пальцах и с размягченным черепом.
Нарядная столица обезлюдела и опустилась. На улицах почти нет движения.
Лишь изредка пройдет с музыкой отряд отправляемых на фронт. Мало похожи
солдаты на тех, которые выступили в день всеобщей мобилизации. Теперь
берут стариков, больных и даже полукалек. Изредка проедет телега,
запряженная тощим конем и управляемая женщиной. По ночам город погружен в
кромешный мрак.
Впрочем, аристократия и буржуазия живут не хуже, чем до войны. К их
услугам первосортные рестораны, куда простых смертных не пускают и где
можно достать все, что угодно, от зернистой икры и до шампанского.
Придворные круги устраивают бал-маскарады, тратя баснословные деньги на
костюмы и угощение. У разбогатевших на войне спекулянтов всю ночь можно
весело провести за игрой, вином и с женщинами.
Придворная и финансовая знать охвачена безумной жаждой наслаждения, - в
предчувствии конца. Шопотом (ибо французский язык под запретом) передается
из уст в уста старый лозунг гибнущего дворянства XVIII в. - Apres nous le
deluge - "После нас хоть потоп". В светских кругах воцарилось
беспорядочное половое смешение. Светская дама - любовница заодно и отца, и
сына. Кульминационный пункт светских праздников - появление на эстраде
почти совершенно обнаженной балерины.
За большим светом тянется чиновничья буржуазия. Барышни отдаются
первому встречному, кто их может "устроить" - не выгорит дело с
генеральским сынком, берут разбогатевшего спекулянта.
В эту безудержную вакханалию беззаботно-лихорадочного наслаждения
то-и-дело врываются режущим диссонансом эпизоды и последствия войны: но
веселящийся тыл спешит отмахнуться от ужасов фронта. В светском дворце
бал-маскарад "Али-Баба и ра



Назад