7064f89f

Фролов Евгений - Правда О Мундире



Евгений Фролов
ПРАВДА О МУНДИРЕ
Сначала был слышен только глухой рёв двигателя. Потом санитарный вертолёт
вывалился прямо из низких туч, разогнал густую зелёную пену, покрывшую плац
метровым слоем, и медленно осел на чёрный асфальт.
Никто не решился спуститься со ступенек штаба. Все стояли, дрожали от
промозглой сырости и выглядели жалкой пародией на оловянных солдатиков.
Дверца вертолёта открылась. На асфальт соскочили двое врачей в блестящих
скафандрах биологической защиты. У каждого в руках был металлический ребристый
кейс и короткий чёрный автомат. Они вошли в пену не сбавляя шага, словно её не
было. Это выглядело так, будто космонавты идут на доклад государственной
комиссии.
Только вот комиссия выглядела странно, да вездесущая пена воняла.
Казалось, целая пятьдесят шестая гвардейская Уральская орденов Суворова и
Боевого Красного Знамени добровольческая танковая армия, включая несущих
караул, находящихся в отпуске и сверхсрочнослужащих, одновременно пёрднула по
команде своего генерала.
Кто-то из штабных мучительно икнул, борясь с подступающей рвотой. На него
шикнули.
Полковник хотел обернуться и не смог - эполеты мешали. Он досадливо
поморщился. Латунный богато эмалированный андреевский крест, выросший на месте
его носа, трубно хрюкнул.
Двое в скафандрах подошли к подножию штаба и остановились, одновременно
приставив ногу. Они не приложили руки к шлемам, ничего не сказали. Просто
замерли, уставившись чёрными забралами на всё, что уцелело от сто пятого
мотострелкового полка.
Зрелище открывалось гомерическое. Под бетонным козырьком, нависающим над
входом в штаб, теснились семнадцать существ, в которых ещё можно было угадать
отдалённое сходство с людьми. Шестнадцать из них когда-то были мужчинами.
Семнадцатое, судя по кителю, застёгнутому на левую сторону - женщиной. Все они
выглядели, как особи одного вида: тела их были прикрыты униформой одного
цвета, каждый, если не вдаваться в детали, имел одну голову, две ноги, две
руки и был прямоходящим.
Этим сходство исчерпывалось, потому что во всём остальном они были
неповторимы, как мусорные кучи или произведения искусства.
Иные оплывали чешуёй орденских планок. Другие, как Лаокоон, были оплетены
змеями аксельбантов с руку толщиной. На запястьях третьих игриво дышали
разноцветные выпушки, а брюки их казались тощим приложением к багровым венам
лампасов. Глаза у всех без исключения заросли разнообразными медалями,
пуговицами, значками отличного стрелка и инструктора-парашютиста, суворовскими
крабами, ромбами высших училищ и "бычьими глазами" средних, а у женщины место
правого глаза занимала трогательная розовая пуговица от старинного лифчика.
Головы являли собой кирасирские каски с орлами и конскими хвостами, павловские
высокие шапки с блестящим передом, кивера с золотой бахромой и вовсе уж
невообразимые сооружения, например, помесь индейского боевого убора из перьев
с крылатой шапочкой японских сёгунов или гибрид полковничьей папахи с рогатым
остготским шлемом. Руки несчастных превратились в егерские палаши, карабины
СВД, волнистые двуручные мечи, полосатые рыцарские турнирные копья. Ноги
сменились зашитыми в броню катками, шипастыми колёсами ассирийских колесниц,
тяжкими торсионами, к которым дико и грубо были приварены траки, дубовыми
таранами с бараньей головой и прочими материальными воплощениями военной
мысли.
Двое в скафандрах по-прежнему молчали. В стёклах шлемов отражались облака.
И тогда женщина жалобно и безнадёжно заскулила. Её с



Назад