7064f89f

Фрумкин Сергей - Рожденный Светом



Сергей Фрумкин
Рожденный Светом
Настоящий солдат, вынужденный проливать кровь ради удовлетворения амбиций тех, кого он даже не знает, сержант вооруженных сил Ростера не видит для себя иного пути и мечтает лишь об удачном продолжении военной карьеры. Но жизнь иногда преподносит сюрпризы, а мир зачастую оказывается совсем не таким, каким кажется...
ГЛАВА 1
— Повторяю суть задания, — громыхал в шлемах солдат суровый голос лейтенанта. — С орбиты заметили “слепую” зону — импульсы радаров отражаются от поверхности, расположенной на пару десятков метров выше, чем отмеченный ранее на картах уровень суши. Аналитики предполагают, что противник проник на нашу территорию и накрыл квадрат сто на сто метров маскирующими полями, скрывая некую деятельность от наших зондов-шпионов.

Судя по небольшим размерам квадрата, под силовыми щитами может обнаружиться вход в глубинный бункер или что-то в этом роде. Посланные под маскирующие щиты роботы-разведчики типа “крот” не вернулись.

Последовавшая за “кротами” разведгруппа спецназа обнаружила вход в зону, но встретила сопротивление, почему и вызвали нас. Наши действия: высаживаемся, проникаем под щиты, уничтожаем излучатели силового поля и отступаем, открывая территорию для удара с воздуха... Вопросы будут?
— Спецназ заказал роту пушечного мяса, — криво усмехаясь, сказал 104-й на ухо сержанту. — Какой кошмар — “встретили сопротивление”!
— Отставить! — огрызнулся сержант. — Прибереги свои замечания до возвращения на базу!
104-й сидел в противоперегрузочном кресле бота за спиною сержанта, но шлем – латы повышенной защиты с круговым обзором давал возможность увидеть лицо говорившего. Темнокожий рядовой улыбался и пытался шутить, но в его глазах вполне заметно дрожал огонек набирающего силу страха...
“Латы повышенной защиты”... Это круговой обзор, система биолокации, энергонепроницаемая броня, набор всевозможных приспособлений, как-то: ножи, кусачки, плазменный резак, лебедка, аптечка, еще климат-контроль, вентиляция, электронные навигатор и логистик... и усилители мускульной силы, чтобы тягать на себе всю эту груду металлолома. Десантники ненавидели эти металлические одноместные фобы, как прозвали в частях интеллектуальные латы — не столько даже из-за того, что те ценились выше человеческой жизни и волновали командование больше, чем судьбы людей, которых должны были защищать, а скорее потому, что приказ “надеть латы!” неизменно означал: “вернутся немногие!”.
Сержант, как и все те, кто рисковал жизнью в войне на Клероне, был “безымянным”. Его двадцатизначный личный номер начинался указанием звездной системы, где находился Эмбриональный центр, место зарождения и взращивания миллионов безымянных младенцев, продолжался номером самого Центра в списке генетических лабораторий галактики и завершался индивидуальным кодом, определяющим файл данных в международной картотеке и полностью характеризующим гражданина для всех действующих в космосе систем идентификации.
Последние три цифры номера-имени сержанта были 947-й. Как правило, и этого хватало. Если бы поблизости объявился еще один 947-й, “краткое имя” солдата удлинили бы на одну-две цифры — тогда оно выглядело бы как 56947...
947-му едва исполнилось двадцать пять лет. Для Ларнита, планеты, где прошли детство и юность солдата, — возраст незначительный, незрелый, подростковый. Для десантной дивизии вооруженных сил Ростера — почтенный: здесь редко доживали до тридцати. Настоящей удачей здесь считалось не уцелеть, а сменить место службы или подняться в должности,



Назад