7064f89f slot v казино

Фурманов Дмитрий Андреевич - Из Дневников (Извлечения)



Дмитрий Андреевич ФУРМАНОВ
ИЗ ДНЕВНИКОВ
(Извлечения)
СОДЕРЖАНИЕ:
1919 год
1920 год
1921 год
1922 год
1923 год
1924 год
1925 год
1926 год
Примечания
________________________________________________________________
1919 ГОД
9 я н в а р я
...Я уезжаю* на фронт... Мы едем туда на большое, ответственное,
опасное дело. Фрунзе назначен командующим 4-й армией. Меня пригласил ехать
вместе с собой. Партийный комитет скрепя сердце отпустил и благословил.
Теперь все кончено. Через несколько дней уезжаем. Какую там буду вести
работу, пока точно не знаю, но полагаю, что ту же, что вел за эти две
недели своего политического скитания по Ярославской губернии: агитация,
пропаганда, организация, налаживание всевозможных контактов, смещение и
назначение различных политических ответственных работников и т. д. Едем
куда-то на Пермь, а может быть, и в другое место: пока что питаюсь лишь
слухами...
Оставляю дорогое Иваново. Сколько тут было положено труда, сколько
тут было пережито радостей и страданий! Здесь впервые получил я
политическое крещение, здесь понял правду жизни, осветил ею свою юную душу
и загорелся...
Вот уже скоро два года, как горю, горю, не угасая. Как робки,
неопытны были мои первые революционные шаги! Как тверды, спокойны,
уверенны они теперь! Неизмеримо много дали мне эти два года революции!
Кажется, целую жизнь не получил бы, не понял бы, не пережил бы столько,
сколько взято за время революционной борьбы. Все самое лучшее, самое
благородное, что было в душе, все обнажилось, открылось чужому горю,
чужому и собственному взору. Открылись новые богатства, о которых прежде
не думал. Например, умение говорить, ораторские способности - прежде
как-то совершенно не замечал. Теперь они, эти способности, развиваются и
крепнут. А я радуюсь их расцвету, с ними цвету и сам.
И теперь, оставляя тебя, мой родной черный город, я жалею об одном -
что не буду жить и работать среди рабочей массы, среди наших твердых,
терпеливых, страдающих пролетариев. Привык, сросся я с ними. И отрываясь -
чувствую боль. Вернусь ли? А если вернусь - когда, при каких условиях,
кого застану, кого не будет? Прощай же, мой черный город, город труда и
суровой борьбы! Не ударим мы в грязь лицом, не опозорим и на фронте твое
славное имя, твое геройское прошлое. Мы оправдаем название борцов за
рабочее дело и все свои силы положим и там, как клали, отдавали их здесь,
у тебя. Неизмеримою радостью ширится душа. Тихою грустью разлуки томится,
печалится она. Прощай же, прошлое - боевое, красивое прошлое! Здравствуй,
грядущее, здравствуй, новое, неизведанное - еще более славное, еще более
прекрасное!
26 ф е в р а л я
ЧАПАЙ
Здесь по всему округу можно слышать про Чапаева и про его славный
отряд. Его просто зовут Чапай. Это слово наводит ужас на белую гвардию.
Там, где заслышит она о его приближении, подымается сумятица и паника во
вражьем стане. Казаки в ужасе разбегаются, ибо еще не было, кажется, ни
одного случая, когда бы Чапай был побит. Личность совершенно легендарная.
Действия Чапая отличаются крайней самостоятельностью; он ненавидит
всевозможные планы, комбинации, стратегию и прочую военную мудрость. У
него только одна стратегия - пламенный могучий удар. Он налетает
совершенно внезапно, ударяет прямо в грудь и беспощадно рубит направо и
налево. Крестьянское население отзывается о нем с благодарностью, особенно
там, около Иващенковского завода, где порублено было белой гвардией около
двух тысяч рабочих.
В случае нужды -



Назад