7064f89f

Фурманов Дмитрий Андреевич - Красный Десант



Дмитрий Андреевич ФУРМАНОВ
КРАСНЫЙ ДЕСАНТ
Повесть
Осенью, в августе 1920 года, Врангель из Крыма перебросил на Кубань
несколько тысяч своих лучших войск. Этими войсками командовал Улагай -
один из ближайших сподвижников Врангеля. Цель переброски заключалась в
том, чтобы поднять на восстание против советской власти кубанское
казачество, свергнуть ее и начать морем переправку хлеба в Крым. Белый
десант высадился в трех пунктах Азовского побережья и сразу пошел вперед
свободно, быстро, почти не встречая препятствий, занимая один поселок за
другим, все ближе и ближе подвигаясь к сердцу области - Краснодару.
Взволновалась, встревожилась Кубань. Ощетинилась полками 9-й армии,
наспех сколоченными отрядами добровольцев: один только Краснодар в эти
неспокойные дни выставил шесть тысяч рабочих-добровольцев! Улагаевский
десант шел победоносным маршем и ждал со дня на день, что восстанет
казачество и тысячами, десятками тысяч, создавая партизанские отряды,
станет к нему примыкать, помогать ему наскакивать на тылы Красной Армии,
громя их и уничтожая. Но ничего подобного не случилось. Измученное долгими
испытаниями гражданской войны, убедившееся в подлинной силе Красной Армии,
в могуществе советской власти, казачество кубанское не верило в успех
улагаевской затеи, держалось спокойно и на помощь к нему не подымалось.
Правда, не по душе была зажиточным казакам продовольственная разверстка,
не по душе было запрещение вольной торговли, запрещение бессовестной
эксплуатации работников-батраков, но даже при всем этом недовольстве
богачи казаки не осмеливались выступать против советской власти, как
выступали они против нее в 1918 году. И все же опасность от белого десанта
была велика. Надо было торопиться его остановить, задержать, а потом
ударить и отогнать...
"Не прогнать, а уничтожить!" И Кубань готовилась лихорадочно к этой
новой трудной задаче.
В двадцатых числах августа неприятель стоял всего в сорока или
пятидесяти верстах от областного центра, Краснодара. Был принят целый ряд
срочных мер. В числе этих мер - посылка красного десанта по рекам Кубани и
Протоке к неприятелю в тыл, верст на сто пятьдесят от Краснодара, к
станице Ново-Нижестеблиевской: там находился тогда штаб генерала Улагая,
командовавшего белым десантом. Начальником красного десанта был назначен
тов. Ковтюх, комиссаром назначили меня.
Нашей задачей было - нанести неприятелю внезапный стремительный удар
в тылу, вырвать у него инициативу наступления, произвести панику,
разрушить все планы...
Операция удалась.
На Кубани, у пристани, стояли три парохода: "Илья Пророк",
"Благодетель" и "Гайдамак". Пароходишки дрянные, старые, на ходу тяжелые:
через силу протаскивались по семь, по восемь верст в час. На этих
пароходах и на четырех баржах должен был отправиться в неприятельский тыл
наш красный десант.
Целый день до вечера на берегу царило необыкновенное оживление: за
несколько часов надо было собрать живую силу, вооружиться, запастись
продовольствием, что можно - починить... Подъезжали автомобили, скакали
кавалеристы, подвозили артиллерию и отчаянно галдели, возясь с нею на
песчаном скате; гремя и дребезжа, врывались в говорливую сутолоку военные
повозки с хлебом, фуражом, со снарядами; по чьей-то неслышной команде
подбегали кучки красноармейцев, живо взваливали на спины тугие мешки и,
согнувшись, дугою, качались на речных подмостках, пропадали в зияющих
темных дырах пароходов... Ящики со снарядами брали по двое, а те, что
потяжелее, - и п



Назад